Quicklists

Так ли всемогуща американская разведка

AntifakeTV

12 K Views

Вопреки распространённым стереотипам, американское предупреждение об операции на Украине не обязательно было следствием того, что разведке были точно известны цели и намерения Кремля, и она выступила с предсказанием. В действительности только на последней неделе года, в течение которого нарастала эскалация, американские должностные лица начали высказывать некоторую умеренную определённость в том, что операция неизбежна, — продолжая при этом поиск дипломатических решений. Предостережения о неминуемости венного конфликта участились, когда кризис очевидно дошёл до точки кипения. В Вашингтоне тревога усилилась после серьёзного сигнала Москвы, обнародовавшей предложения 17 декабря 2021 года, что на западе было воспринято как ультиматум — отказ принять условия последнего мог создать предлог для начала военных действий. Некоторые полагают, что простое выдвижение Кремлём требований указывало на уже принятое им решение о начале операции. В публичных оценках Вашингтон стремился подстраховываться в анализе угрозы. Заявлялось о нарастающей вероятности военных действий, раздувался масштаб угрозы с целью поддержать текущие усилия по сдерживанию, и в то же время эти предостережения облекались в рассуждения о неопределенности планов и намерений Москвы. Риторическое балансирование было призвано сохранить общественное восприятие американской надёжности и достоверности — и неважно, как при этом развивались бы события. Если начинаются военные действия — воздается должное американской разведке за точность и достоверность информации и своевременные приготовления для противостояния угрозе. Если они не начинаются — хвала американской стратегии сдерживания и неусыпной бдительности по поводу намерений России. До последних дней должностные лица в США раз за разом отмечали, что разведке не удаётся понять и раскрыть планы Москвы. В течение кризиса, не говоря о годах, предшествовавших ему, разведсообщество США оказалось заложником критического "слепого пятна" по поводу намерений России. Оно признавалось в неспособности адекватно понять процесс принятия решений в недрах Кремля — это требовало доступа к Путину и внутреннему кругу лиц, обсуждавших и принимавших решения. Неопределённость вынуждала разведку США в значительной степени полагаться на расшифровку видимых военных шагов России и манёвров российских Вооружённых Сил вдоль границы с Украиной. В действительности многие бывшие чины американской разведки выражали сомнение в том, что когда-либо вообще существовал доступ в недра Кремля, и полагали, что её оценки основывались лишь на визуальных материалах и сигналах разведки о военных развёртываниях, особенно в момент, когда окончательные приказы поступали вниз по цепочке командования. На самом деле поверхностный взгляд на риторику американских лидеров перед военным конфликтом указывал на общий и неточный характер информации. В начале 2022 года Белый дом спрогнозировал начало военных действий в промежутке между серединой января и серединой февраля. 11 февраля помощник президента по нацбезопасности Джейк Салливан заявлял, что американская разведка "твёрдо уверена" в "твёрдой возможности" того, что военная операция начнется до закрытия пекинских Олимпийских Игр, то есть до 20 февраля. Но он также добавил, что "мы не говорим о том, что окончательное решение Путиным принято". Тем временем Байден в своём часовом звонке европейским лидерам заявил, что начало операции ожидается 16 февраля. И это, естественно, оказалось неточной информацией. "Путин выбрал вариант, когда можно действовать в предельно сжатый временной промежуток, — заявил в этот же день Блинкен, — ему остаётся только нажать на курок. Он может это сделать сегодня, может завтра, или через неделю". 17 февраля Байден заявил, что "есть все признаки" того, что Россия приготовилась "атаковать Украину в ближайшие несколько дней". "Я думаю, это случится", — добавил он. На следующий день он расширил временные рамки до "следующей недели", "следующих нескольких дней", но ещё раз отметил, что ещё не поздно и время дипломатии ещё не ушло окончательно. Эта скользкая конструкция прогнозов и предсказаний указывает на то, что оценки разведки грешили однообразием источников, на которые приходилось полагаться. Говоря аналитическим языком, восприятие намерений Москвы основывалось исключительно на данных разведки, поскольку США не обладали доступом к процессам принятия решений внутри Кремля. Даже 17 февраля генсек НАТО Йенс Столтенберг посетовал на отсутствие доступа к внутреннему кругу Путина, заявив: "мы знаем об их возможностях, но, конечно, не знаем точно их намерений, и поэтому остается только смотреть, что они собираются предпринять". Этого могло быть достаточно для оценки общих результатов и обеспечения системы раннего предупреждения о последних наземных приготовлениях к началу военной операции. Однако отсутствие прямого доступа к намерениям Москвы подрывало усилия по определению важнейших деталей — таких, как стратегия, военные планы и, в конце концов, политические цели. Таким образом, американские предположения были сделаны, в основном, в контексте последнего размещения Россией своих военных объектов. В феврале Путин объявил о частичном отводе российских войск от украинской границы. "Мы пока не увидели никаких признаков деэскалации со стороны России, — заявил 15 февраля Столтенберг, — в течение последних нескольких недель и дней мы наблюдали обратное". Это указывало на близкое начало военной операции и, вероятно, заставило должностных лиц США действовать с опережением и повысить статус предостережений. 17 февраля Байден заявил: «вероятность начала операции "очень высока", потому что "они не только не отвели хоть какую-то часть своих сил от границы", а напротив, "нарастили их количество". Ещё одним признаком ограниченного и несбалансированного характера разведданных США была широта прогнозов относительно механизма начала операции. Оценки США, лишённых понятия о целях России и её военной стратегии, сводились к определению наиболее правдоподобных сценариев. По сути, эти оценки проистекали лишь из данных о мобилизованном российском потенциале, расположении и составе подразделений. Выступая с трибуны Белого дома, Салливан 11 февраля предположил, что операция может проводиться в разных формах", с "возможной линией наступления в виде стремительной атаки на Киев", вследствие чего русские "могут также решиться на продвижение в других частях Украины". 17 февраля Блинкен в речи на Совете Безопасности ООН допустил больше сценариев развития операции, но добавил при этом, что "мы не знаем точно, в какой форме начнётся операция". Конечно, американские политики, на индивидуальном уровне, также были заинтересованы в резкой корректировке оценок и защите своей репутации. Ещё летом 2021 года отказ Блинкена от им же выдуманного сценария — что захват Талибаном (запрещён в РФ) Афганистана произойдёт до конца недели — оказался по иронии судьбы предсказанной реальностью. Теперь же желание использовать гиперболы претерпело разворот. Пытаясь хоть как-нибудь привлечь внимание ООН, он предупредил о возможной операции под "ложным флагом" — под предлогом террористической атаки территории России или якобы обнаружения массового захоронения, постановочной атаки дрона по гражданским лицам, либо фальшивой – или даже настоящей — атаки с использованием химического оружия. После этого российские лидеры якобы "театрально соберутся на чрезвычайные заседания", на которых будет дан зелёный свет началу операции. В ходе атаки "ракеты и бомбы будут падать по всей Украине, коммуникации будут уничтожаться, а кибератаки парализуют работу ключевых украинских учреждений", после чего военные начнут наступление "на ключевые объекты и цели, которые уже были определены и нанесены на карты в детальном плане операции". Излишне говорить, что предупреждения оказались крайне неверными. Несмотря на то, что США рассматривали широкий спектр развития событий, они, за считанные дни до начала операции, "проспали" признание независимости Россией ДНР и ЛНР. Это стало ещё одним свидетельством отсутствия доступа Вашингтона к процессу принятия решений в Москве. Более того, прогнозы того, какой будет военная стратегия России, оказались настолько обобщёнными, что военным экспертам они показались "зеркальным отображением" стратегии самих США перед их вторжением куда-либо. Вариант одновременного нападения с трёх сторон напрашивался: в конце концов, российские силы были сосредоточены на границах с севера, юга и востока Украины. Более того, просматривалась и линия наступления на Киев: Россия использовала территорию Белоруссии в качестве плацдарма сил тактического и быстрого развёртывания. С другой стороны, если надёжность американских разведданных так высока, как утверждали алармисты, то понятно, почему они не убедили европейских союзников, включая Украину. В действительности, 12 февраля украинский президент Владимир Зеленский всё ещё не доверял риторике, шедшей из Вашингтона. Он давал понять, что публичные заявления грешат преувеличениями по сравнению с данными совместной разведки, ссылаясь на то, что "слишком много информации в публичном пространстве" только возбуждает панические настроения внутри страны. Это расхождение — или информационная асимметрия — не результат привилегированного положения внутри западного альянса, а скорее следствие активных искажений информации, предпринимаемых одним из союзников. В итоге, не зная точно, когда волки нападут, мальчик кричал «Волки» постоянно, чем только навредил себе. По материалам: <a href="https://nationalinterest.org/feature/course-correcting-toward-diplomacy-ukraine-crisis-204171">https://nationalinterest.org/feature/course-correcting-toward-diplomacy-ukraine-crisis-204171</a>

Report Video

Please select the category that most closely reflects your concern about the video, so that we can review it and determine whether it violates our Community Guidelines or isn't appropriate for all viewers. Abusing this feature is also a violation of the Community Guidelines, so don't do it.

Comment (0)